Компании и Рынки

Украинские аграрии консолидировали свою позицию относительно климатической политики Украины

Фото: UBTA

Украинская ассоциация бизнеса и торговли (UBTA) и ассоциация «Украинский клуб аграрного бизнеса» (УКАБ) провели круглый стол, участниками которого стали все ключевые профильные ассоциации, союзы и советы агросектора Украины.

Главной темой круглого стола были вызовы и риски, которые ставит перед государством и предпринимателями Второй Национально определенный вклад Украины (НВВ2) в пределах Парижского соглашения. В ходе встречи участники договорились о консолидации позиций агробизнеса в вопросах климатической политики Украины.

— ЕЗК не является многосторонним договором, программой экологической помощи ЕС или любой другой «конфеткой», ожидающей Украину. Это прежде всего внутренняя политика ЕС. Главная мотивация Евросоюза в его внедрении—- даже не экология, а переориентация своей экономики на «зеленые» рельсы. Green Deal руководствуется интересами исключительно стран ЕС. В то же время, требования ЕЗК заставляют торговых партнеров Евросоюза повышать их собственные климатические обязательства. Это делается, чтобы избежать конкуренции со стороны менее обремененных климатическими требованиями экспортеров из третьих стран и предотвращения «углеродного перетока», когда предприятия начнут переносить свои углеродно интенсивные производства за пределы ЕС и таким образом приводить к деиндустриализации Евросоюза, — отметил руководитель Брюссельского офиса UBTA Назар Бобицкий.

В своем аналитическом докладе Н. Бобицкий напомнил о комбинированном сценарии НВВ2 Министерства окружающей среды, согласно которому Украина до 2030 года должна уменьшить выбросы парниковых газов до 28% по сравнению с 1990 г. В то же время, государства ЕС ставят своей целью уменьшение выбросов на 55%, то есть до 45% относительно 1990 г. Но, учитывая деиндустриализацию за время независимости, Украина сегодня даже опережает часть стран ЕС по уменьшению выбросов углерода, поэтому амбиции Министертва выглядят неоправданным бременем для экономики.

Он также отметил, что, по оценке комбинированного сценария Министерства, потребность в инвестициях для подобного «зеленого» перехода — €245 млрд до 2030 г., в т. ч. € 6,6 млрд для агросектора. Правительство планирует выделить на эти процессы только 5%, остальное ляжет на плечи украинского бизнеса. В противоположность этому, Евросоюз уже начал активно привлекать в проекты ЕЗК средства из Recovery Instrument (стабилизационный пакет помощи на сумму €750 млрд для противодействия коронавирусу в ЕС).

Подобные несоответствия свидетельствуют о необдуманном «радикализме» профильного ведомства. Аналитики UBTA и представители аграрных ассоциаций подчеркнули, что реалистичный НВВ2 требует качественного обоснования экономических расчетов, в частности, четкого объяснения, из каких источников частный сектор должен брать средства на выполнение амбициозных планов Министертва окружающей среды. Кабинет Министров должен проявить трезвый и взвешенный подход, подключив к доработке НВВ2 другие ведомства, а также бизнес. В противном случае, украинские производители должны требовать пересмотра параметров НВВ2.

— Мы должны отталкиваться от мысли, как нам создать свой собственный украинский реалистичный Green Deal. В бизнес-среде Украины есть хорошие эксперты, которые готовы помочь Правительству адаптировать Европейский зеленый курс к нашим условиям, — рассказал генеральный директор УКАБ Роман Сластен. — На сайте Министерства есть интересные сценарии с моделями и цифрами, но что будет, если сравнить их с аналогами в ЕС. Приведу хороший пример: сегодня в Украине использование азотных удобрений находится на уровне 42 кг азота на 1 га земли. Для сравнения, в одном из драйверов ЕЗК Германии — 120 кг на 1 га. Другой пример: в той же Германии в 1990 г. было 88 млн т выбросов CO²-экв. в сельском хозяйстве, которые в 2018 году снизились до 73 млн т, то есть всего на 17%. Мы же в Украине за это время уменьшили выбросы парниковых газов на 50%. Непосредственно в немецкой стратегии указано, что уменьшить с/х выбросы очень трудно. Если сравнивать планы наших государств в будущих выбросах CO² на гектар, Украина имеет почему-то в 5 раз более амбициозные цели, чем сверхмощная Германия.

Координатор программ развития Продовольственной и сельскохозяйственной организации (ФАО) в Украине Михаил Малков подчеркнул, что в основе любой программы ООН лежит принцип постоянства — синергия экологии, экономики и социальной политики.

— Сельское хозяйство действительно влияет на климатические изменения в мире. Но это не является основанием для чрезвычайно распространенного сегодня климатического популизма, — отметил М. Малков.

Владимир Бужан, проектный менеджер Центра экономического восстановления, обратил внимание на несоответствие климатических амбиций государства в стратегии экономического развития. Владимир особо отметил, что модельные сценарии НВВ2 были представлены Министерством защиты окружающей среды и природных ресурсов Украины раньше, чем была представлена Стратегия Экономического Развития 2030. Комментатор также рассказал о низком уровне привлечения представителей бизнеса при разработке НВВ2 и отсутствии просчетов основных социально-экономических показателей в случае реализации разработанных сценариев НВВ2. Несмотря на это, В. Бужан пригласил участников круглого стола провести вместе соответствующие дополнительные вычисления.

Председатель правления UBTA Дмитрий Лось отметил необратимость изменений, которые несет с собой ЕЗК и НВВ2.

— И агрорынок, и весь украинский бизнес должны понять, что Европейский зеленый курс и все изменения, которые идут с ним, — неизбежны. Наша сила — в единстве, ведь поодиночке ассоциации и предприниматели не смогут достучаться до властей или до ЕС. Только общая консолидированная позиция агросектора способна дать эффект, особенно в условиях угроз продовольственной безопасности Украины, — подчеркнул он.

По словам Д. Лося, сегодня существует тенденция усиления давления на бизнес из-за не до конца просчитанной экологической и климатической политики, у Минагрополитики нет всех полномочий для формирования и проведения эффективной политики, направленной на трансформацию продовольственных систем. Также не понятны для АПК Украины последствия введения в действие Решений СНБО по обеспечению химической и экологической безопасности. В то же время, отсутствует консолидированная позиция агробизнеса по влиянию климатической и экологической политики на производство.

Глава UBTA также предложил направления дальнейшего сотрудничества с аграрными ассоциациями и стратегию «Green Deal — smart», цель которой — защита интересов украинского бизнеса при выработке климатической политики государства и реализации климатической дипломатии Украины. Среди ее направлений: создание экспертных групп и групп влияния в Верховной Раде с целью продвижения сбалансированной климатической политики; отстаивания скоординированной позиции отрасли на торговых переговорах с ЕС, поэтапное создание системы мониторинга, отчетности и верификации выбросов парниковых газов; создание национальной системы мониторинга качества почв; создание эффективной системы агрометеорологических услуг и тому подобное. Д. Лось предложил каждой ассоциации предоставить контактное лицо для экспертного диалога и взаимодействия по формированию общей позиции.

По итогам встречи участники круглого стола договорились создать дорожную карту дальнейших действий, в т. ч. по выработке консолидированной позиции всех ассоциаций, которая впоследствии будет передана в профильные министерства и главе Правительства.

Полную версию читайте на nv.ua