Мир

Почему "взорвался" Казахстан. Объясняем, что происходит и чем может закончиться

Массовые протесты в Казахстане. Люди вышли на улицу из-за роста цен на газ, а теперь требуют смены режима. Что происходит и чем все закончится: разбор

Нурсултан Назарбаев покидает пост главы Совбеза, правительство в отставке, Интернет работает с перебоями, на улицы вывели бронетехнику: Казахстан охватили самые массовые с 2011 года протесты (хроника тут).

Триггером для начала протестов стал рост цен на топливо, а теперь люди требуют полной смены режима. Столкновения идут четвертый день.

«В моем городе Актобе после серии провокаций, – якобы захвата акимата, где была стрельба по протестующим, – пошел обратный процесс. Полицейские отказались выполнять приказ и перешли на сторону народа», – рассказывает LIGA.net казахстанский оппозиционер Айдос Садыков. С 2014 года он живет в Киеве.

Демонстранты не верят власти, а история Казахстана показывает, что если протесты сдуются, то за ними последуют массовые репрессии.

«В 2011 году после похожих протестов людей уничтожали на корню», – говорит LIGA.net глава Центра политанализа и прогнозов Павел Усов. 

Что происходит в Казахстане, почему это важно и что дальше: разбор.

Читайте нас в Telegram: проверенные факты, только важное

ЧТО СЛУЧИЛОСЬ. 2 января в Жанаозене и селах Мангистауской области люди вышли на первые протесты против двукратного повышения цен на сжиженный газ. Многие заправляют им автомобили. Газ в стране подорожал на фоне и без того высокой инфляции и роста цен.

«Сначала это был локальный протест в области, где жители активно используют сжиженный газ», – объясняет LIGA.net эксперт-международник Украинского института будущего Илия Куса. Чисто социальный поначалу протест усилили анти-элитарные настроения, усталость от политической системы и чувство несправедливости, что «в богатой нефтью и газом стране люди живут так бедно».

4 января протесты охватили почти все крупные города, в том числе Алматы. Демонстрации сопровождаются столкновениями с силовиками.

Официальных данных о масштабах протестов нет. По подсчетам оппозиционных СМИ, в каждом из городов на улицы вышли от 1000 до 10 000 человек. Самая активная фаза пришлась на ночь с 4 на 5 января: силовики применяли светошумовые гранаты и газ на центральной площади Алматы, а участники протестов жгли полицейские машины. В городе периодически были слышны сильные взрывы.

После ночных протестов задержали более 200 человек.

В нескольких городах Казахстана люди штурмовали акиматы – местные советы. В Алматы протестующим удалось войти в здание. 

С 5 января в Мангистауской области, Нур-Султане и Алматы ввели режим ЧП, чтобы подавить «эйфорию митинговщины», заявил президент Касым-Жомарт Токаев. Там действует комендантский час, усилено присутствие силовиков, ограничена свобода передвижения, изъято оружие у физлиц, запрещается въезд/выезд. Наблюдаются перебои в работе интернета.

Чтобы успокоить протестующих, власти согласились вернуть прежний уровень цен на топливо на 180 дней. Этого уже было недостаточно: протесты переросли в политические, люди требовали смены правительства и ухода экс-президента Назарбаева из политики.

Токаев угрожает «максимально жесткими действиями», но вынужден идти на уступки: отправил правительство в отставку и сместил Назарбаева с должности главы Совбеза. Также люди требуют роспуска парламента.

ПОЧЕМУ ЭТО ВАЖНО. Нынешние протесты имеют системные причины, объясняет LIGA.net глава Центра политанализа и прогнозов Павел Усов: «Часть общества устала от бессменного правления Назарбаева, коррупции и беспредела. В Казахстане, в отличие от той же Беларуси до 2020 года, более жесткий персонализированный авторитаризм, где оппозицию почти полностью уничтожили несколько лет назад».

Сейчас протесты могут использовать для внутривластных игр, считает Усов. Когда Назарбаев уходил с поста президента, он переписал на себя неограниченные полномочия в ряде сфер: управлении силовиками, кадровой политике. А его преемник Токаев стал «английской королевой». Но при этом все равно в стране возникло два условных центра власти.

«Это создает внутренний дисбаланс. Закрытые авторитарные системы такого не приемлют. Там всегда должен быть один центр принятия решений. Даже символический уход означает проявление слабости… За это время Токаеву удалось укрепить позиции», – считает Усов.

Он говорит, что и нынешняя ситуация может быть использована действующим главой государства. Особенно учитывая, что «скорый физический уход Назарбаева по причине смерти неизбежен», и силовики это понимают, а потому не хотят проливать кровь. Все зависит от решений, которые примет Токаев. Если он распустит парламент, то это также его усилит, ведь из политики уйдет партия Назарбаева. 

Бенефициарами продолжающихся протестов могут стать и ряд внешних игроков – это возможность для некоторых стран манипулировать ситуацией и раскачивать ее в своих интересах, считает Куса.

Кремль хочет сохранить влияние на Казахстан, который начал внешнеполитическую диверсификацию, Пекин отстаивает сухопутный маршрут Шелкового пути, а Вашингтон заинтересован в ослаблении пророссийских и прокитайских элит страны.

«Назарбаев и Токаев пытались дистанцироваться от советского прошлого и России, усиливая национальную составляющую. Ослабление режима может использовать Россия, чтобы через силовые структуры, которые еще сохраняют связи с ФСБ, продвинуть свою повестку и усилить политическую зависимость Казахастана», – подтверждает Усов.

В случае победы революционеров и развала госаппарата Россия может начать интервенцию в Казахстан, говорит LIGA.net эксперт-международник Центра политических студий Доктрина Денис Москалик.

Президент Казахстана уже заявил, что заменит Назарбаева на посту главы Совбеза. Это попытка расслоить протест, считает Садыков.

«Это была одна из последних должностей Назарбаева. Теперь Токаев хочет показать: «Смотрите, он уже никто, пенсионер. Он ничем не управляет. Вся полнота власти у меня. Можете больше не кричать «Старик, уходи!» Вы добились своего. Что вам еще нужно?» Режим хочет, чтобы между протестующими прошла трещина», — говорит он LIGA.net.

Важно смотреть не на должности Назарбаева, а на то, чем владеет его семья, объясняет Садыков. А это нефтегазовая отрасль, строительство, медиа, интернет и силовые органы: «Можно приводить множество примеров. Все олигархи – это кошельки Назарбаева. Подставные лица, на которых оформлены акции. А ими владеет семья Назарбаева… Если Назарбаев откажется от титула лидера нации, он все равно будет оставаться реальным владельцем Казахстана».

ЧТО ДАЛЬШЕ. Все уступки носят манипулятивный характер, считает Усов.

Если демонстрации утихнут, а никаких системных политизменений не произойдет, власть сразу начнет серьезные репрессии, говорит он: «Все может пойти по сценарию Беларуси. Казахстан – жесткая диктатура. Можно ожидать серьезных репрессий и расправ над протестующими. В 2011 году после похожих протестов людей уничтожали».

Но будущее протеста пока неясно, отмечает он. Нынешний митинг специфичен – не инициирован политсилами, а является спонтанным народным движением. Усов считает, что это на руку властям, которые смогут по одному разбивать группы протестующих.

Сейчас власть делает ставку на то, что через отставку правительства они выпустят пар, и демонстрации начали затихать, предполагает Куса.

Есть три основных варианта развития событий, если протесты не угаснут, говорит Садыков. Первый – силовой. Но люди будут защищаться от насилия, и прольется много крови. Второй – нейтральный. Режим создаст марионеточный орган или комитет для переговоров с протестующими, но пойдет только на минимальные уступки. Третий – смена режима. Пока это самый маловероятный сценарий.

Источник: news.liga.net