Мир

Захват кораблей у Крыма. Что ждать от суда в Гааге

Украина добивается признания факта нарушения Россией Конвенции по морскому праву, а также моральной и материальной компенсации.

Арбитражный трибунал в Гааге начал слушания по делу о захвате украинских кораблей российскими пограничниками в Керченском проливе в ноябре 2018 года. Украина настаивает, что Россия тогда нарушила Конвенцию ООН по морскому праву. Россия же считает, что дело не подпадает под юрисдикцию трибунала. Корреспондент.net рассказывает подробности.

 

Россия уже выполнила решение по этому делу

Арбитраж, созданный при Постоянной палате третейского суда в Гааге, в понедельник приступил к слушаниям по инициированному Украиной делу об инциденте в Керченском проливе в ноябре 2018 года, когда пограничные корабли ФСБ России захватили корабли Военно-морских силы Украины и украинских военных моряков.

Инцидент в Керченском проливе произошел 25 ноября 2018 года. Тогда российские пограничники захватили два малых бронированных артиллерийских катера Бердянск и Никополь, а также буксир Яны Капу, на борту которых находились 24 украинских военнослужащих и двое сотрудников СБУ. Украинцев обвинили в «незаконном пересечении госграницы РФ».

В апреле 2019 года Украина заявила, что будет судиться с Россией в международном арбитраже. Спустя две недели после подачи иска в Гаагу Киев направил заявление Международному трибуналу по морскому праву в Гамбург с просьбой обязать РФ безотлагательно отпустить моряков и отдать корабли.

Трибунал оперативно рассмотрел запрос Украины и в течение одного месяца вынес решение в пользу украинской стороны практически в полном составе (против был только российский судья). Россия отказалась признавать юрисдикцию этого суда, но фактически выполнила его решение.

7 сентября 2019 года в рамках обмена удерживаемыми лицами между Россией и Украиной военнослужащие вернулись в Украину, а 18 ноября того же года Москва передала Киеву суда. Об этом подробно в материале Корабли вернулись без унитазов и розеток.

Слушания будут проходят с 11 по 16 октября. Вчера выступала российская сторона. Сегодня, 12 октября, свои аргументы представила Украина. Второй раунд слушаний пройдет 14-15 октября. Еще одно заседание, при необходимости, состоится в субботу. Согласно процедурным правилам суда, для публики открыты лишь вступительные слова представителей сторон.

 

Москва ставит под сомнение юрисдикцию арбитража

Российскую делегацию, выступавшую первой, на заседании в Гааге представлял посол по особым поручениям министерства иностранных дел России Дмитрий Лобач. В августе 2020 года РФ подала предварительные возражения по делу, поставив под сомнение юрисдикцию арбитража.

«Военное столкновение между военными кораблями Украины и России произошло на фоне провокационных действий Украины и наращивания военной мощи в этом регионе в попытке бросить вызов суверенитету России над Крымом», — заявил он в ходе выступления.

Затем дипломат привел ряд аргументов, которые, по мнению российской стороны, доказывают, что жалоба Украины не подпадает под юрисдикцию Постоянной палаты третейского суда в Гааге.

Во-первых, дипломат указал, что спор касается военной деятельности — а это не входит в компетенцию трибунала в Гааге. Во-вторых, по словам дипломата, иск Украины «основывается на принципе иммунитета военных кораблей в территориальных водах — вопросе, который не регулируется Конвенцией ООН по морскому праву», на нарушение которой ссылается Украина.

В-третьих, Лобач настаивал, что Украина не выполнила налагаемые конвенцией обязательства относительно обмена мнениями о способах урегулирования спора.

 

Чего добивается Украина

Украина в своем иске будет добиваться признания факта нарушения Россией Конвенции по морскому праву, а также моральной и материальной компенсации. 95-я статья Конвенции прямо гласит, что военные корабли имеют «полный иммунитет в открытом море».

Более того, даже если военный корабль и нарушает какие-либо законы или правила прибрежного государства, то Конвенция разрешает «потребовать от него покинуть территориальное море страны» (12 морских миль или 22 километра от берега), но никак не захватывать его.

Именно такая практика показала себя, например, в июне этого года, когда британский эсминец Defender вошел, по утверждению России, в ее территориальные воды возле аннексированного Крыма. Тогда Россия открыла огонь в сторону британцев, но те «не заметили». Об этом инциденте в материале Что стоит за маневром британского эсминца у Крыма.

Выступая в суде 12 октября, агент Украины Оксана Золотарева подчеркнула, что Россия нарушила основополагающий принцип морского права: иммунитет военных кораблей.

«Конвенция ООН по морскому праву гарантирует этот иммунитет. Это означает, что корабли ВМС Украины Бердянск, Никополь и Яны Капу — является воплощением нашего суверенитета и, как таковые заслуживают уважения. Однако Россия не уважает международное право. Как и не уважает суверенитет Украины», — сказала Золотарева.

Она напомнила, что РФ арестовала, держала под стражей и преследовала в рамках уголовного дела граждан Украины, входивших в состав экипажей этих кораблей.

Агент Украины также подчеркнула, что Москва пользуется фактическим аргументом, который  не актуален и заявляет недопустимые юридические аргументы.

«Россия ошибается на каждом шагу. Идея «преследования военного корабля по горячим следам» абсурдна. Аргумент России неверен еще и потому, что она отрицает иммунитет военных кораблей в территориальном море», — отметила Золотарева.

Спикер министерства иностранных дел Украины Олег Николенко, в свою очередь, пояснил, что государствам запрещено осматривать, накладывать арест, удерживать и осуществлять судебное преследование иностранных кораблей. 

«Украину представляет мощная команда высокопрофессиональных украинских и международных юристов. Настроены решительно, чтобы доказать ничтожность аргументов России и привлечь ее к международной правовой ответственности», — отметил Николенко.

 

Что говорит эксперт по морскому праву

Профессор по международному морскому праву Военно-морского колледжа США Джеймс Краска говорит, что ситуация очень непонятная и непрозрачная, «потому что наслаиваются несколько вопросов».

«Первый — находятся ли Украина и Россия в состоянии вооруженного конфликта? Если так, то у Украины нет права на свободу навигации. Второй вопрос — если это мирная ситуация, то между двумя странами действуют Конвенция ООН по морскому праву и двусторонние соглашения», — сказал он в интервью DW.

Краска отметил, что Россия возражает против украинской позиции, ссылаясь на 298-ю статью Конвенции, согласно которой военные действия могут быть исключены из арбитража.

«Россия считает, что это как раз такой случай. Украина и Международный трибунал по морскому праву в Гамбурге в своем промежуточном решении считают, что речь идет о правоприменительную деятельность, а поэтому рассмотрение может быть», — сказал эксперт.

Сам профессор считает, что ситуация в Керченском проливе похожа на военную деятельность, к которой были привлечены украинские военные корабли, а также корабли береговой охраны России, которым помогали российские вооруженные силы. Но суд, отметил Краска, почти единогласно решил, что это правоприменительная деятельность.

«В более широком контексте риск заключается в том, что, если мы позволим третейскому суду определять, что является военной деятельностью, а что — нет, он сможет обходить 298-ю статью, а это предохранительный клапан, которым пользовалась не только РФ, а многие государства, включая Британию, которые согласились на Конвенцию при условии, что их военные действия не будут рассматриваться», — отметил он.

Решение трибунала в Гамбурге он считает ошибочным, поскольку, по его мнению, речь должна идти о военных действиях.

Что касается решения суда в Гааге, то Краска ожидает его в течение 8-9 месяцев. Аргументы Украины, по его мнению, перевесят, но Россия вряд ли согласится выполнить постановление арбитража.

 

Читайте Korrespondent.net в Google News

Источник: korrespondent.net