Политика

Яременко: у россиян фантомные боли после распада империи, им трудно осознать независимость Украины

Несмотря на то, что мировая общественность признает Крым частью украинской территории, за пределами Европы есть много стран, которые не разбираются в том, что именно происходит в Украине. Официальный Киев должен проявлять «стратегическое терпение» на международной арене, чтобы вынудить Кремль понять неизбежность процесса деоккупации украинского полуострова.

Россиянам из-за их имперского мышления трудно понять, что Украина – независимое государство, и ее суверенитет и территориальную целостность необходимо уважать. Они не способны осознать, что украинцы – не единый с россиянами, а отдельный народ.

Об этом в интервью OBOZREVATEL рассказал заместитель министра по вопросам реинтеграции временно оккупированных территорий Украины Игорь Яременко.

Россия уже на уровне своего МИД довольно нервно реагирует на саммит «Крымская платформа». Получали официальные заявления со стороны Кремля?

– Для участия в саммите «Крымская платформа» Украина пригласила широкий круг участников. Надеемся, август будет легче с точки зрения пандемии. Это крайне важная платформа и даже не из-за нервной реакции России, а потому, что мы начали говорить о возвращении оккупированного Крыма достаточно громко.

Впервые за семь лет оккупации?

– Не совсем так. В 2016-м, когда я еще работал в Постоянном представительстве Украины при ООН в Нью-Йорке, Украина инициировала, а Генеральная Ассамблея ООН приняла первую резолюцию «Ситуация по правам человека в Автономной Республике Крым и г. Севастополь (Украина)». Это была первая резолюция, в которой Российская Федерация прямо была названа страной-оккупантом и не признавалась попытка аннексии Крыма. На тот момент отдельных документов, касающихся полуострова и его статуса, честно говоря, не было.

Была только одна резолюция ГА ООН от марта 2014 года по территориальной целостности Украины, но ни одного упоминания о РФ и ее агрессии против Украины в ней не было. Сейчас уже, после семи лет оккупации, у нас есть наработанный и очень серьезный пакет документов (8 резолюций ГА ООН, где мировое сообщество осудило оккупацию и попытку аннексии Крыма Россией. – Ред.) в рамках различных международных организаций, в том числе ООН.

Что они дают Украине?

– Эти документы помогают нам начать серьезную переговорную работу. Мы отвергаем российский нарратив о том, что вопрос Крыма закрыт. «Крымская платформа» – это площадка для переговоров по модальностям деоккупации полуострова. Мы осознаем, что на данный момент Россия к ним не готова. Это объективный факт. Но это не значит, что она никогда не будет готова. Наша задача, в том числе с помощью «Крымской платформы», подвести Россию к безусловной необходимости проведения переговоров по деоккупации и освобождению Крыма.

Россия не просто не готова. Она уже семь лет говорит о том, что переговоры с Украиной по поводу Крыма невозможны, а «Крым – это Россия и точка».

– Кремль проходит стадию «отрицания», но мы должны работать уже сейчас и на перспективу. Россия, как и Советский Союз, как страна с имперским прошлым, в своей политике всегда смотрит на достаточно серьезное расстояние. Мы же, как общество, хотим все и сразу. Это понятно и справедливо. Но, к сожалению, международная политика так не работает, поэтому Платформа и те документы, которые были приняты в рамках международных организаций, как раз играют на долгую перспективу. Я это называю стратегическим терпением. Мы должны создать такие предпосылки, когда Россия вынуждена будет понять, что деоккупация Крыма неизбежна.

Алексей Резников говорил, что для этого могут даже реанимировать Будапештский меморандум.

– Это один из инструментов, который может быть использован. Сейчас Россия проходит этап распада империи. Если мы говорим о сроке в 7 лет – это довольно существенная часть нашей личной жизни. Но Россия мыслит другими категориями – десятилетиями и веками. Развал Российской империи начался более ста лет назад и россияне, как и многие другие жители бывших империй, проходят фантомные боли. Им трудно понять, что Украина – независимое государство и ее суверенитет и территориальную целостность необходимо уважать. Что в Украине живет отдельный народ – украинская нация – и он не является единым с россиянами. Из-за имперского мышления им это понять сложно. Пока Россия считает, что все сделала правильно, и то, что они украли у Украины Крым, для них является нормальным.

Россияне не просто так считают, они об этом заявляют. Путин вновь недавно напомнил, что «присоединение Крыма стало выдающимся событием для России за последние 20 лет».

– Помните, кто «присоединял» Крым в 2014-м, а по сути, совершил преступление? Константинов, Аксенов и Чалый, которые якобы представляли Автономную Республику Крым и Севастополь. Но давайте вспомним, кто они? Есть много вопросов к тому, как они стали так называемыми представителями Крыма и Севастополя. Я бы посоветовал обратить внимание на публичные заявления Гиркина-Стрелкова, который неоднократно в своих интервью рассказывал, как он лично загонял депутатов крымского парламента на голосование.

Второе. Подпись на документе о так называемом «вхождении» в состав РФ ставил гражданин РФ Чалый, которого «выбрали» на площади перед зданием местной власти. С таким же успехом любой гражданин Украины может подписать соглашение с украинским президентом о вхождении Ростовской области в состав Украины! Это абсурдные вещи. Несколько недель назад постпред Германии при ООН господин Хойсґен на заседании Совета Безопасности ООН спросил у российского коллеги «если китайцы проведут во Владивостоке референдум о воссоединении с Китаем, как на это отреагирует Россия?» Понятно, что ответа у Небензи (Василий Небензя, постоянный представитель Российской Федерации при ООН. – Ред.) не нашлось.

Что на самом деле об оккупации Крыма говорили в ООН в кулуарах?

– Украинцы должны понимать, что безопасность нашей страны, ее территориальная целостность и оборона полностью зависит от нас самих. Мы должны избавиться от иллюзий, что кто-то будет защищать нас больше, чем мы сами. В 2014 году мы действительно были растеряны и ждали помощи многих наших партнеров. Но в каждой стране мира есть свои интересы, желания, которые она будет отстаивать в первую очередь. Если они будут совпадать с нашими – нам будут помогать. Поэтому в 2016-м разные страны относились к нам по-разному.

Те, кто сталкивался с оккупацией своей территории – поддерживали, но были и такие, кто не поддерживал и сохранял нейтралитет. За пределами Европы есть много стран, которые в деталях не разбираются, что у нас происходит. Когда с ними встречаешься – чувствуешь, беседовали с ними российские дипломаты или еще нет. Но ключевое, чего нам удалось достичь: мир не признает попытку аннексии Крыма, Крым – это Украина, РФ – страна-агрессор и оккупант.

Имеете в виду миф, как Хрущев «по пьяни» подарил Крым Украине?

– Такие мифы российские дипломаты очень часто рассказывают многим странам. И давайте будем откровенны – дезинформация достаточно эффективный метод борьбы, который использует Россия в том числе и по отношению к нам. Вот что вы знаете о войне, например, в Судане? А о конфликте на Ближнем Востоке или даже на Балканах, который был в 90-х годах? Поэтому не нужно жить иллюзиями, что Украина – это проблема номер один в мире.

То, что мы, украинцы, являемся украиноцентричными это круто и естественно одновременно. Но это не значит, что весь мир крутится вокруг нашей страны и все интересуются только нами. В ООН 193 страны. У многих из них есть конфликты между собой. Знаете, почему Сербия голосует против резолюции по Крыму и за все эти годы мы не изменили ее позицию?

Изза сильного пророссийского влияния?

– Один из наших партнеров как-то мне сказал: «Внешняя политика достаточно прагматична. Перед голосованием по вашей резолюции посмотри, куда поехал сербский премьер. В Москву. Что он оттуда привез? Танки и истребители. Как он после этого будет голосовать за вашу резолюцию?». И так по каждой стране, потому что у каждой из них своя история отношений с Россией.

Особенно среди стран-сателлитов – Беларуси, например.

– Россияне работают очень широко. Это очень серьезный противник, с которым трудно бороться. Они кого-то покупают, кого-то запугивают, еще кого-то коррумпируют. Кому-то дарят несколько танков и истребителей, а еще кого-то шантажируют. Поэтому каждая страна в ООН голосует исключительно исходя из своих интересов.

Кто самый сильный в ООН? Штаты?

– Традиционно американцы очень сильные, но им тоже не по силам провести любую резолюцию. Кроме них есть еще Китай, Россия, Франция и Соединенное Королевство. Это пятерка сильнейших членов.

То есть Россия все еще в топе мирового сообщества?

Россия, как постоянный член СБ ООН, влияет на большинство кадровых решений в рамках организации. Все более-менее серьезные назначения де-факто согласуются со странами-постоянными членами. В системе ООН существует понятие консенсуса, поэтому можно заблокировать что угодно.

Некоторые ООНовские чиновники всегда смотрят на позицию этих стран по определенным вопросам при принятии собственных решений. Знаю не один пример, в том числе по отношению к Украине, когда они закрывали глаза и ничего не делали именно потому, что хотели продолжать работать в ООН. В конце концов, это неплохая зарплата в 15-20 тысяч долларов, социальный пакет, пенсия и так далее.

Это очень хорошие условия даже для американцев.

– Ну да. А тут к вам приходит украинский дипломат и говорит: «Знаете, Россия напала на Украину, надо ее осудить». Конечно, они начинают выкручиваться, что это не в их компетенции. Идите к моему соседу. Потому что как только он выступит на стороне Украины – следующий раз его кадровый вопрос Россия не согласует. Так было много раз.

Видимо, такая политика касается не только работы ООН?

– Это реалии многих международных организаций. В ОБСЕ тоже самое. Россия хорошо понимает их силу и пытается максимально насытить собственными сотрудниками. Формально, устав организации запрещает международным чиновникам так делать, но реалии совсем другие.

То есть Россию ни при каких условиях не могут лишить членства в ООН и права голоса?

– Формально такой механизм существует в случае, если у страны-члена Совета безопасности ООН есть конфликт интересов. Но я не помню, чтобы он вообще когда-то применялся. Так как Россия является постоянным членом Совета безопасности ООН, может наложить право вето на любое решение. Попробовать провести его – окончательно развалить саму организацию.

С кем и когда Украине было трудно договариваться по Крыму, есть ли на полуострове ядерное оружие и что будет делать Кремль, чтобы избежать экологической катастрофы с питьевой водой там, – читайте во второй части интервью, которая выйдет в ближайшие дни.

Источник: www.obozrevatel.com